16.06.2024

Вторжение контролирующей сектор Газа группировки ХАМАС в Израиль, приуроченное к 50-летию войны Судного дня, разрушило хрупкий мир, который удавалось поддерживать в регионе в последние годы. Вместе с ним, скорее всего, перестала существовать и та экономическая модель, с помощью которой международное сообщество хотело погасить один из самых долгих конфликтов в современной истории. «Лента.ру» разбиралась, за счет чего существовала Палестина и сектор Газа, как была устроена местная экономика и почему попытки предотвратить бойню не сработали.

Эпоха унижений

Историю современного противостояния евреев и арабов можно вести с так называемой декларации Бальфура 1917 года — письма министра иностранных дел Великобритании Артура Бальфура, в котором говорилось о планах по созданию в Палестине «национального очага для еврейского народа». На тот момент британская армия уже вторглась в регион, почти 400 лет находившийся под контролем Османской империи, а с 1922 года Лондон управлял территорией в рамках мандата Лиги Наций.

Перед этим Палестина приняла две волны еврейских переселенцев, прибывших большей частью с территории Российской империи из-за масштабных антисемитских погромов. Волны получили название первая и вторая алии — термин, подразумевающий возвращение народа на свою историческую родину, одно из основных понятий сионизма.

На время британского правления пришлись третья, четвертая и пятая алии. Сначала евреи активно ехали из Восточной Европы и СССР, а затем, после установления в Германии режима Адольфа Гитлера, начали покидать и Западную Европу. К моменту окончания Второй мировой войны в Палестине проживали сотни тысяч представителей этой национальности. Поэтому созданная незадолго до того Организация Объединенных Наций (ООН) решила прекратить мандат Великобритании и разделить территорию на два независимых государства — еврейское и арабское.

Первый премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион

Первый премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион

Фото: David Eldan / GPO / Getty Images

В мае 1948 года Давид Бен-Гурион объявил о создании государства Израиль на территории, выделенной ООН, после чего недовольные страны арабского мира объявили ему войну

Результатом конфликта стало заметное увеличение площади Израиля, причем убежавших от боевых действий арабов обратно в их дома не пустили. Новое государство арабов создать так и не удалось, а сектор Газа попал под контроль Египта.

В 1967 году соседи Израиля начали еще одну войну, получившую название Шестидневной, в ходе которой еврейское государство захватило сектор Газа, Западный берег реки Иордан, Восточный Иерусалим, Голанские высоты и Синайский полуостров. В 1973 году Египет, Сирия, Ирак и Иордания при поддержке советских военных еще раз атаковали Израиль — та самая война Судного дня, которую пытается повторить ХАМАС, но успеха не добились, и в 1979 году был подписан египетско-израильский мирный договор. В рамках соглашения Синай вернули Египту, а сам Израиль обязался начать переговоры по палестинской автономии.

Надежда на мир

Добиться хоть какого-то прогресса палестинцам удалось только через 14 лет. В 1993 году Израиль и Организация освобождения Палестины (ООП), главной силой которой была и остается партия ФАТХ («Движение за национальное освобождение Палестины») подписали соглашение о создании Палестинской национальной администрации (ПНА).

Махмуд Аббас

Махмуд Аббас

Фото: Craig Ruttle / AP

Однако на формате ПНА процесс замер. Атрибутов полноценного государства администрация не получила — у нее нет своей валюты (в ходу израильский шекель и доллар США) и армии, хотя есть полиция. В 2013 году председатель ПНА Махмуд Аббас издал указ, требующий использовать в официальных целях исключительно название «Государство Палестина», но Израиль, США и многие другие страны с ним не считаются.

139

членов ООН

признают Палестину как государство

Палестинская национальная администрация состоит из двух эксклавов — это Западный берег реки Иордан, где находится фактическая столица объединения Рамалла, и значительно меньший по размеру сектор Газа. Между ними находится Израиль, причем он полностью или частично держит под контролем большую часть территории Западного берега.

До 2005 года израильская армия контролировала и сектор Газа, но затем в рамках плана одностороннего размежевания Тель-Авив вывел войска и ликвидировал свои поселения. Спустя два года власть в регионе захватила группировка ХАМАС, признанная террористической во многих странах мира, но не в России. С того момента Рамалла имеет не слишком много возможностей по-настоящему влиять на ситуацию в секторе, все государственные учреждения работают на ХАМАС.

Фото: Yousef Masoud / Majority World / Universal Images Group / Getty Images

В 2007 году Израиль в ответ на регулярные ракетные обстрелы своей территории начал морскую блокаду Газы, жесткость которой менялась в зависимости от ситуации. Такое решение критиковали правозащитные организации по всему миру и правительства многих стран, указывая на не прекращающуюся гуманитарную катастрофу в регионе.

Разделение нарастает

С точки зрения возможностей для развития экономики ситуация в ПНА выглядела безрадостно. Во-первых, и ФАТХ, и ХАМАС, несмотря на все противоречия, во главу угла ставят создание своего государства, а Израиль — собственную безопасность. Решения этого вопроса в политической плоскости найти так и не удалось. Во-вторых, постоянные попытки сломить сопротивление противника силой доверия не прибавляют. А главное, участники конфликта и наблюдатели хорошо понимают — без полноценного сотрудничества с богатым и технологически развитым Израилем Палестина не имела шансов для развития.

Материалы по теме:

Об этом свидетельствуют все данные последних лет. Если рассматривать блокаду как невозможность поставок по морю, то и Западный берег реки Иордан, и сектор Газа не имеют портов и, помимо Израиля, граничат только с Иорданией и Египтом. На этом схожесть в экономике заканчивается. По данным Международного валютного фонда (МВФ), в более мирном эксклаве с 2007-го по 2022 год реальный ВВП на душу населения вырос примерно в полтора раза, а в секторе Газа падал в среднем на 2,5 процента в год.

Всемирный банк оценивает номинальный ВВП на душу населения в 2022 году на Западном берегу реки Иордан в 4458 долларов, в секторе Газа — 1257 долларов, то есть почти четырехкратная разница.

Во многом последний фактор обусловлен высоким уровнем рождаемости в секторе — в среднем 3,34 ребенка на одну женщину. Около 40 процентов всего населения сектора младше 14 лет, а медианный возраст в регионе составляет 18 лет (в среднем в мире и в Израиле — 30 лет). На Западном берегу проживают более трех миллионов человек, а в секторе Газа — более двух миллионов (2,3 миллиона, по данным МВФ), но население второго моложе и, соответственно, менее квалифицировано.

Фото: Mahmoud Issa / SOPA Images / LightRocket / Getty Images

При этом если рассматривать ПНА как одну государственную единицу, то условия там не так уж и плохи в региональном разрезе. Номинальный ВВП на душу населения из расчета МВФ на 2023 год должен был составить 3,5 тысячи долларов. Для сравнения, у соседнего Египта 3,7 тысячи долларов, у Иордании — 4,8 тысячи, у Ливана — 3,2 тысячи, а, к примеру, в Киргизии и Таджикистане — 1,1 и 1,8 тысячи долларов соответственно.

Правда, ВВП на душу населения по паритету покупательной способности (ППС) у Палестины в целом равен 6,7 тысячи долларов, что пусть и выше, чем в Таджикистане и Киргизии, но в два и три раза ниже, чем в Египте и Иордании соответственно. У Израиля ВВП по ППС на душу населения больше в восемь раз, а по номинальному значению — в 15 раз.

Неплохими выглядят результаты продолжительности жизни — 73,5 года, что больше, чем у Египта (70,2 года), хотя меньше, чем в Иордании (74,3 года). В России ожидаемая продолжительность жизни составляет 73,3 года.

Тем не менее из-за разной ситуации в эксклавах жизнь в экономическом аспекте на Западном берегу реки Иордан заметно лучше среднего по ПНА, а в секторе Газа — хуже. Эксперты МВФ указывают, что в 2022 году доход на душу населения в Газе был в четыре раза меньше дохода на Западном берегу, а уровень безработицы гораздо выше — 45 процентов против 13 процентов. Средняя дневная зарплата в Газе почти в два раза меньше, чем на Западном берегу. Доля населения ниже уровня бедности на Западном берегу, по данным МВФ, не превышает 14 процентов, в Газе — 53 процента.

Аспект сотрудничества в таком контексте выглядит ключевым. В фонде подсчитали, что в Израиле работают 22,5 процента трудоспособного населения Западного берега реки Иордан, в совокупности их доходы приносят 24 процента ВВП территории. Для сектора Газа доля населения, занятого на работах в Израиле, составляет всего 0,8 процента, поэтому их вклад в ВВП региона никак нельзя назвать существенным.

Фото: Amir Cohen / Reuters

Огромной выглядит и разница в торговле. В 2022 году импорт из Израиля для Западного берега достиг 70 процентов ВВП, экспорт в Израиль — 21 процента. Для сектора Газа импорт из Израиля составил по размеру 54 процента ВВП (с учетом отличия в ВВП эксклавов — в 4,5 раза меньше), экспорт в Израиль — 6,5 процента ВВП (в десять раз меньше).

Незадолго до начала войны Израиль частично ослабил блокаду сектора путем выдачи дополнительных разрешений на работу на своей территории. При этом чиновники были уверены, что контролируют ситуацию, а ХАМАС больше озабочено удержанием власти и экономическими требованиями людей на подконтрольной ему территории.

Международная помощь

Развитие Палестины также существенным образом зависит от международной помощи. При этом финансовая, по официальным каналам, в основном идет на Западный берег, а гуманитарная — в сектор Газа. В 2020 году поддержку по линии Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (United Nations Relief and Works Agenc, UNRWA) получали 77 процентов домохозяйств в секторе и только 10 процентов — на Западном берегу. Кроме того, UNRWA оплачивает электроэнергию и поставки воды в сектор Газа из Израиля. Помощь ХАМАС, в том числе финансовую, оказывает Иран, отмечает американский Совет по международным отношениям (CFR), но делает это в обход международных институтов, что затрудняет подсчет вливаний.

Фото: Nidal Alwaheidi / SOPA Images / LightRocket / Getty Images

Подавляющая часть обрабатывающего сектора экономики, на который приходится 12 процентов из 159 тысяч предприятий ПНА, сосредоточена на Западном берегу. В свою очередь экономика сектора Газа завязана на аграрном секторе (овощи, оливки, мясо птицы, овечье молоко), производстве одежды, мебели и строительстве, темпы роста которого в среднем за год, по оценке МВФ, составляли 20 процентов. Последнее во многом стало результатом международной помощи, ведь улучшение жилищных условий и инфраструктуры остается одним из самых распространенных и безопасных форматов поддержки бедных стран.

Однако в последние годы в ООН признавали отсутствие прогресса в таком формате развития территорий. Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) в 2022 году констатировала, что социально-экономическая ситуация в ПНА ухудшилась, проблема продовольственной безопасности обострилась, безработица все так же высока, а более трети домохозяйств (подавляющее большинство в секторе Газа) находятся за чертой бедности. При этом экономическая, торговая и трудовая зависимость от экономики Израиля растет, но позитивные перемены незначительны.

Материалы по теме:

На время пандемии COVID-19 международная помощь сократилась, свое влияние на экономику оказала и израильская операция в секторе Газа в 2021 году «Стражи стены». В 2022-м общее ухудшение ситуации в мировой экономике дополнительно ударило по Палестине, из-за чего, отмечали эксперты, рост ВВП в перспективе ближайших лет будет слишком слабым, чтобы успеть за рождаемостью и увеличить благосостояние жителей.

Но винить одни только международные кризисы было бы неверным. В ООН указали, что средний доход жителей Палестины, в первую очередь сектора Газа, снижается с 2016 года, а в 2021 году он был ниже, чем в 2011-м. Фактически авторы доклада ЮНКТАД, опубликованного год назад, признали бесперспективность выбранного формата поддержки.

Что будет дальше

Беспрецедентный масштаб операции израильской армии «Железные мечи» фактически ставит крест на возможности продолжения политики, которая проводилась последние 15 лет. Уничтожение инфраструктуры в секторе Газа приняло массовый характер, и сомнительно, что Израиль позволит восстанавливать ее с такой же скоростью, что раньше. Опубликованное ХАМАС видео, где боевики выкапывают водопроводные трубы для создания ракет и нанесения ударов, вряд ли останется незамеченным, а значит, часть гражданской инфраструктуры будет теперь считаться военной.

Если в войну вмешаются другие силы, например, Иран или ливанская «Хезболла», то строить какие-либо прогнозы относительного будущего Палестины и Израиля невозможно. Остановка операции под международным давлением и вывод израильских войск за пределы сектора Газа могут временно успокоить ситуацию. Но очевидно, что если ХАМАС сохранит свое влияние, а конкурирующих сил в регионе у него нет, то блокада примет максимально жесткий, тотальный характер.

Фото: Hatem Moussa / AP

При оккупации сектора Газа Израиль столкнется с необходимостью удерживать под контролем около двух миллионов человек (на большое количество беженцев рассчитывать не приходится) в условиях настоящей гуманитарной катастрофы, а также усиливать безопасность на Западном берегу, население которого сочувствует жителям Палестины. Последний фактор станет гораздо заметнее, если вторжение приведет к массовым жертвам среди мирного населения Газы. Таким образом, условия для развития экономики ПНА неизбежно ухудшатся, международная помощь, даже если она увеличится, переломить ситуацию не сможет.

Во всех случаях противоречия между целями ПНА (создание государства) и Израиля (безопасность) только усугубятся, а для их снятия экономическими методами возможностей почти не останется. В теории рост благосостояния должен снижать напряженность и взаимную ненависть между соседями. Но если население одной из сторон слишком молодо, разница в благосостоянии слишком велика, а рост его слишком медленный, то насилие выглядит слишком привлекательным выходом. К тому же если политики не намерены принять на себя ответственность за проблемы страны, но хотят удержать власть, то обвинение старых врагов становится самым простым способом отвести народный гнев.