29.02.2024

Израильский «Моссад», пожалуй, самое закрытое разведсообщество мира. Его прошлое и настоящее окутаны ореолом секретности, а то, с каким упорством и хладнокровием агенты этой спецслужбы расправлялись с врагами Израиля, до сих пор поражает воображение. При этом об истинных масштабах деятельности «Моссада» остается лишь догадываться. Но на 73-м году существования израильская разведка допустила, пожалуй, один из наиболее болезненных провалов за всю свою историю. «Моссад» не смог остановить нападение палестинской группировки ХАМАС, унесшее жизни свыше 1300 жителей страны. Почему одна из самых эффективных спецслужб мира не смогла предотвратить «израильское 11 сентября» и как точечные ликвидации стали визитной карточкой «Моссада» — в статье «Ленты.ру».

Самый опасный из провалов

Ранним утром 7 октября тысячи боевиков палестинских группировок ХАМАС и «Исламский джихад» пересекли границу между сектором Газа и Израилем.

Нападение застало Армию обороны Израиля (ЦАХАЛ) врасплох: многие солдаты были убиты в своих кроватях

Боевики расстреляли участников музыкального фестиваля, ворвались в дома жителей приграничных кибуцев, убив сотни их жителей вместе с семьями и похитив еще до 150 человек. Все это сопровождалось массированным ракетным обстрелом почти половины территории страны.

Общее число потерь в Израиле превысило уже 1300 человек, большая часть из них — мирные жители. Лишь за первый день боев погибло больше израильтян, чем в Суэцком кризисе 1956 года, Шестидневной войне 1967-го и Второй ливанской войне 2006-го вместе взятых.

Это наше 11 сентября

Гилад Эрданпостоянный представитель Израиля при ООН

Директоры «Моссада» с премьер-министром Биньямином Нетаньяху и президентом Реувеном Ривлином, 29 декабря 2015 года. Слева направо: Йоси Коэн, Шабтай Шавит, Тамир Пардо, Нахум Адмони, Эфраим Халеви. Справа от Эфраима Халеви — военный секретарь президента Хасон Хасон

Директоры «Моссада» с премьер-министром Биньямином Нетаньяху и президентом Реувеном Ривлином, 29 декабря 2015 года. Слева направо: Йоси Коэн, Шабтай Шавит, Тамир Пардо, Нахум Адмони, Эфраим Халеви. Справа от Эфраима Халеви — военный секретарь президента Хасон Хасон

Фото: Haim Zach / Israeli Government Press Office / Wikimedia Commons

И сами израильские власти признают — такие тяжелые потери в том числе следствие провала разведки, не перехватившей данные об операции ХАМАС, которая готовилась как минимум несколько месяцев, а то и лет.

Как рассказали источники The New York Times в израильском разведсообществе, незадолго до нападения «Моссад» обратил внимание на повышенную активность палестинских группировок и направил предупреждение солдатам, охранявшим границу: но те либо не придали ему значения, либо и вовсе не прочитали. Палестинские дроны вывели из строя израильские сотовые станции и наблюдательные вышки, с помощью которых ЦАХАЛ вел видеонаблюдение за границей, а также дистанционно управляемые пулеметы.

Все это позволило боевикам снести часть забора на границе бульдозерами и практически беспрепятственно проникнуть примерно в 20 населенных пунктов и военных объектов Израиля

Сотрудники разведслужб и армии признали, что к одному из самых болезненных провалов в обороне страны привело сочетание факторов: неумелый мониторинг каналов коммуникаций палестинских боевиков, ставка на средства наблюдения, которые нападавшие с легкостью отключили, сосредоточение большого числа израильских командиров на одной военной базе, которая была захвачена ХАМАС в самом начале вторжения, а также тот факт, что разведчики поверили в частные заверения руководителей палестинского движения, что никаких атак они не планируют.

В телефонных разговорах, которые перехватила разведка, командиры ХАМАС обсуждали, что не хотят конфликта с Израилем. Сейчас «Моссад» полагает, что они были постановкой, призванной сбить с толку разведчиков

Да и сам ХАМАС всячески создавал такую видимость: почти два года группировка не предпринимала атак, отдав их на откуп «Исламскому джихаду», а в сентябре даже прекратила акции протеста у пограничного забора. Такое поведение ХАМАС вкупе с отсутствием разведданных, указывающих на готовящееся нападение, заставило израильское руководство поверить, что палестинское движение более не представляет значимой угрозы.

А менее чем за неделю до атаки советник Израиля по национальной безопасности Цахи Ханегби и вовсе заявил, что ХАМАС «ведет себя очень и очень сдержанно и понимает, к чему приведет дальнейшее неповиновение». Но 7 октября стало очевидно, что такая оценка была ошибочной.

Мы тратим миллиарды на сбор разведывательной информации о ХАМАС. Но вдруг в одну секунду все посыпалось, как домино

Йоэль Гузанскибывший высокопоставленный сотрудник Совета национальной безопасности Израиля

Еврейские мстители

Свои истоки «Моссад» берет в подпольной сионистской военной организации «Хагана», действовавшей во времена британского мандата в Палестине в начале ХХ века. Поначалу роль ее бойцов сводилась к расправам над арабами, которые были не рады притоку евреев из Европы. На переселенцев часто нападали на улицах, устраивали погромы в еврейских кварталах и оскверняли синагоги. Арабская полиция закрывала глаза на происходящее, поэтому евреям пришлось самим озаботиться своей безопасностью.

«Хагана» преследовала и тех, кто препятствовал созданию независимого еврейского государства, — будь то даже евреи, которые, например, верили, что лишь новый мессия может вернуть их народ на исконные земли

После антиеврейских беспорядков 1929 года, когда за одну неделю погибли 133 человека и еще более 300 были ранены, «Хагана» стремительно трансформировалась из группировки мстителей в полноценное ополчение. В какой-то момент в ее рядах состояло почти все взрослое еврейское население Палестины.

Одно из подразделений организации, «Шай», по сути, стало прообразом современной израильской разведки: его члены занимались сбором данных, а также вербовкой информаторов и агентов

Члены Ха-Шомер, еврейской военной организации, занимавшейся защитой первых сионистских поселений, 1 октября 1907 года, Верхняя Галилея, Палестина

Члены Ха-Шомер, еврейской военной организации, занимавшейся защитой первых сионистских поселений, 1 октября 1907 года, Верхняя Галилея, Палестина

Фото: GPO / Getty Images

С основанием независимого еврейского государства Израиль в 1948 году бывшие участники военизированных сионистских формирований заняли ключевые посты в службах безопасности молодой страны. Именно они сформировали главные принципы работы будущей спецслужбы, взяв за основу партизанские методы борьбы и технику точечной ликвидации.

Сам «Моссад» появился не сразу, его предтечей стал учрежденный в 1948 году исследовательский отдел политдепартамента Министерства иностранных дел Израиля.

И только 1 апреля 1951 года — после ряда трансформаций — организация была преобразована в «ха-Мосад ле-модиин у-ле-тафкидим меюхадим» («Ведомство разведки и специальных задач»), или сокращенно «Моссад» («ведомство»)

Спецслужба подчинялась уже напрямую премьер-министру.

Карающая длань израилева

Отравленная зубная паста и ядовитый шоколад, взрывающиеся мобильные телефоны и заминированные шины, подмена деталей ядерного реактора на бракованные и вербовка любовниц террористов — детали израильских спецопераций, просочившиеся в СМИ или рассказанные в мемуарах бывших разведчиков, нередко поражают воображение. В этом смысле старый лозунг «Моссада», взятый из Книги Притчей Соломоновых, — «Хитростью и обманом веди войну свою» — как нельзя лучше описывает modus operandi израильской спецслужбы.

Уникальной является и сама структура «Моссада» — она разительно отличается от других разведок мира. Как это нередко бывает, информация о точном числе ее сотрудников засекречена.

По разным оценкам, количество штатных работников «Моссада» составляет от 1200 до 7000 человек. Это существенно меньше, чем, как считается, работает в Центральном разведывательном управлении (ЦРУ) США

При этом разведчиков-оперативников (катса, аналог case officer ЦРУ) всего 30-35 человек, рассказывает бывший разведчик Виктор Островский в своей книге «Моссад: путем обмана». Они руководят обширной агентурной сетью, насчитывающей десятки тысяч человек по всему миру — от врачей в сирийских больницах до дипломатов в Египте. В операциях «Моссаду» нередко помогают добровольцы из числа еврейской диаспоры в странах-целях (так называемые сайаны). Их задача может сводиться к чему-то совершенно элементарному — например, передать шпиону мобильный телефон или арендовать для него квартиру. Никаких других деталей операции они, как правило, не знают.

Тела спортсменов-олимпийцев, погибших в результате теракта 5 сентября 1972 года в Мюнхене, аэропорт Лод (в настоящее время Международный аэропорт имени Бен-Гуриона), Тель-Авив, Израиль

Тела спортсменов-олимпийцев, погибших в результате теракта 5 сентября 1972 года в Мюнхене, аэропорт Лод (в настоящее время Международный аэропорт имени Бен-Гуриона), Тель-Авив, Израиль

Фото: Bettmann / Getty Images

Шпионажем внутри страны противника занимаются «нелегалы» — резиденты с идеальной легендой. Некоторым из них удалось настолько глубоко внедриться в стан врага, что их разоблачение становилось сенсацией международного масштаба. Так было в случае с Эли Коэном, который в 1960-е сумел втереться в доверие к высшим чинам сирийской власти. Он даже стал третьим в списке кандидатов на пост президента Сирии незадолго до того, как его раскрыли. После разоблачения еврейского разведчика казнили, и операция фактически провалилась. Однако Коэну удалось раздобыть секретные сведения, которые помогли Израилю одержать решительную победу в Шестидневной войне и завоевать Голанские высоты.

За одно из основных направлений работы «Моссада» — физическое уничтожение врагов еврейского государства — отвечает специальное подразделение «Кидон» («копье»)

По словам Виктора Островского, это подразделение состоит всего из трех отрядов по дюжине профессиональных убийц, отобранных из числа солдат элитных подразделений армии. В качестве меры предосторожности им не сообщают ничего не только о других структурах «Моссада», они даже имена друг друга не знают.

Лицензия на убийство

На протяжении десятилетий агенты «Моссада» методично выискивали врагов еврейского государства. В их послужном списке нацистские военные преступники, включая ответственного за «окончательное решение еврейского вопроса» Адольфа Эйхмана, убийцы членов израильской сборной на Олимпиаде в Мюнхене, главари палестинских террористических организаций и иранские ученые-ядерщики.

«Моссад» отдает предпочтение точечным ликвидациям — без лишних жертв и максимально красноречиво. Раньше подготовка подобных операций нередко занимала месяцы и даже годы. К планированию и сбору необходимой информации могли привлекать сотни агентов по всему миру, а детали операции знали лишь несколько оперативников. Цель изучали досконально: распорядок дня, ближайшее окружение, комплектацию автомобиля, привычки и капризы — словом все, что может сказаться на успехе операции.

Бывший оберштурмбаннфюрер СС, известный как «архитектор холокоста», нацистский военный преступник Карл Адольф Эйхман предстает перед судом в Иерусалиме, 1961 год

Бывший оберштурмбаннфюрер СС, известный как «архитектор холокоста», нацистский военный преступник Карл Адольф Эйхман предстает перед судом в Иерусалиме, 1961 год

Фото: Central Press / Getty Images

Технологический прогресс сильно ускорил процесс подготовки. Теперь еврейское государство может спланировать и осуществить такие операции в разы быстрее: не только когда того требуют обстоятельства или когда есть сведения о неминуемой угрозе стране, а просто когда подворачивается удобная возможность, чтобы вычеркнуть еще одно имя из списка «врагов Израиля». Ами Аялон, возглавлявший внутреннюю службу разведки «Шабак» в 1996-2000 годах, описал такой подход современных израильских разведслужб как «банальность зла».

Ты привыкаешь убивать. Человеческая жизнь становится чем-то простым, легко утилизируемым. Ты тратишь 15-20 минут на то, чтобы выбрать, кого убить. Два-три дня на то, чтобы решить — как. Ты имеешь дело с тактикой, а не с последствиями

Ами Аялонбывший руководитель «Шабак»

Разведчиков «Моссада» отучают мыслить категориями этики и морали еще в самом начале службы. В своей книге Островский рассказывает, что катса тренируют доставать пистолет при любой опасности и не заботиться о том, что может произойти со случайными свидетелями перестрелки, — эгоизм в разведке воспринимается скорее как хорошее качество.

Зритель станет свидетелем смерти — твоей или твоего противника. Если умрешь ты, то не все ли равно, ранят зрителя или нет? Речь идет о выживании. Твоем выживании. Нужно забыть о честности. В такой ситуации можно либо убить, либо погибнуть. Твоя обязанность — беречь и защищать имущество «Моссада». А это имущество — ты

Виктор Островскийписатель, бывший разведчик «Моссада»

Впрочем, немало представителей израильского разведсообщества оправдывают подобную хладнокровность и безжалостность тем, что на кону стоит безопасность родины. «Я не думаю, что может идти речь о какой-то моральной дилемме, когда делаешь то, во что веришь и что спасет жизни граждан, которых тебе поручено защищать», — считает Рам Бен-Барак, бывший замглавы «Моссада» и депутат Кнессета.

Более того, в «Моссаде» верят, что точечные ликвидации помимо очевидной практической цели оказывают и важный психологический эффект. На протяжении всей своей истории Израиль, население которого сопоставимо с Москвой, был окружен двумя десятками мусульманских стран, настроенных к еврейскому государству, мягко говоря, враждебно. Что 10 миллионов человек могут противопоставить 500 миллионам? Хитрость и беспощадность.

Противника нужно убедить в том, что шпионы «Моссада» повсюду и что от израильского «копья» невозможно скрыться

Израильский генерал и бывший заместитель начальника «Моссада» Амирам Левин, 1 марта 1998 года

Израильский генерал и бывший заместитель начальника «Моссада» Амирам Левин, 1 марта 1998 года

Фото: Nadav Neuhaus / Sygma / Getty Images

По мнению журналиста Ронена Бергмана, такое отношение проистекает из травмы, нанесенной холокостом: израильскому руководству и гражданам кажется, что над страной нависла угроза полного уничтожения и что, как и в случае с холокостом, никто не придет к ним на помощь.

И все же «Моссад» обычно предпочитает оставаться в тени: для любой спецслужбы успехи, как правило, остаются тайной. Достоянием общественности становятся провалы — а они тоже были за 70-летнюю историю организации. Израильская разведка на протяжении 20 лет безуспешно охотилась и за организатором нынешней атаки ХАМАС на Израиль, но Мохаммеду ад-Дейфу, возглавляющему военное крыло группировки, бригаду «Изз ад-Дин аль-Кассам», удалось пережить все пять попыток покушения — и, вероятно, шестую, предпринятую 11 октября.

В 1973 году во время операции в Норвегии агенты «Моссада» по ошибке убили официанта арабского происхождения вместо одного из главарей террористической палестинской организации «Черный сентябрь», организовавшей теракт на Олимпиаде в Мюнхене.

В 1997 году агенты израильской внешней разведки совершили неудачное покушение на главу палестинского движения ХАМАС Халеда Машаля в Аммане, прыснув ему яд в ухо. Двух шпионов задержали прямо на месте, а еще двум удалось скрыться в посольстве Израиля в Иордании. Для вызволения своих горе-разведчиков Израилю пришлось передать Машалю противоядие и отпустить религиозного лидера ХАМАС Ахмеда Ясина.

В 2004 году двух израильтян, предположительно, работавших на «Моссад», задержали при попытке незаконно получить новозеландские паспорта.

В 2010 году группа из 27 агентов ликвидировала одного из главарей военного крыла ХАМАС Махмуда аль-Мабхуха в дубайской гостинице. При этом она полным составом «засветилась» на камерах видеонаблюдения и оставила уйму отпечатков пальцев.

Неприятные уроки

На рубеже 2000-х «Моссад» начал отходить от политического шпионажа в сторону целенаправленных акций против двух главных оппонентов Израиля в регионе — Ирана и Палестины. Мэир Даган, возглавлявший внешнюю разведку в 2002-2011 годах, достаточно прямолинейно объяснил смену приоритетов: «Мы не Соединенные Штаты, и если продолжим наивно полагать, будто можем делать все и сразу, то в конечном счете не сделаем ровным счетом ничего». Объектами израильских атак становятся не только боевики и военачальники, но и ученые-ядерщики: именно «Моссаду» приписывают недавнее громкое убийство иранского ученого Мухсина Фахризаде, «отца иранской ядерной бомбы».

Сообщалось, что израильтяне ликвидировали ученого с помощью роботизированного пулемета, оснащенного искусственным интеллектом и спутниковым наведением

Представители палестинской службы безопасности осматривают автомобиль, в котором был взорван полковник Тайсер Хаттаб, главный помощник главы палестинской разведки, 1 сентября 2001 года, к северу от города Газа

Представители палестинской службы безопасности осматривают автомобиль, в котором был взорван полковник Тайсер Хаттаб, главный помощник главы палестинской разведки, 1 сентября 2001 года, к северу от города Газа

Фото: John Ali / Getty Images

Тем не менее былая слава некогда одной из самых престижных разведок мира в последние годы неуклонно угасала, в том числе и из-за внутренних скандалов: бывший замглавы «Моссада», известный под прозвищем Алеф и внезапно подавший в отставку в феврале 2021 года, обрушился с критикой на премьера Биньямина Нетаньяху и заявил о растущей зависимости разведслужбы от руководства страны. А потом и вовсе появилась информация, будто тогдашний глава разведки Йоси Коэн поклялся в верности лично чете Нетаньяху, чтобы получить заветную должность.

Сам Йоси Коэн считал главной угрозой «Моссаду» развитие технологий. Они хоть и ускоряют планирование, но позволяют раскрыть личность агента по отпечатку пальцев, сетчатке глаза и очертаниям лица — и с этим приходится считаться. «Это проблема совершенно иного порядка», — сетовал он.

Быстрое развитие технологий создает и другую проблему: текучка кадров. В погоне за «свежей кровью» израильская разведка даже обратилась к совсем уж нестандартному средству — сериалам. На стриминговых платформах все чаще появляются картины, вдохновленные самыми громкими операциями израильской спецслужбы и, пожалуй, излишне романтизирующие их.

Так, Саша Барон Коэн, более известный по роли Бората, сыграл легендарного разведчика и своего однофамильца Эли Коэна в сериале для Netflix. На Apple TV вышел телесериал «Тегеран», рассказывающий о разведчице-хакере, которая пытается противостоять ядерной программе Ирана, скрываясь в его столице. А известная израильская топ-модель Бар Рафаэли снялась в фильме «Кидон», посвященном убийству одного из главарей палестинского движения ХАМАС Махмуда аль-Мабхуха в Дубае.

В «Моссаде», который исторически стремился сохранять ореол таинственности, против столь повышенного к себе внимания не стали возражать, а, наоборот, всячески этому потакали, лишь бы убедить молодежь: работать на нас — это круто и захватывающе

Автомобиль убитого иранского ученого-ядерщика Ахмади Рошана на месте проведения саммита Движения неприсоединения, 28 августа 2012 года, Тегеран, Иран

Автомобиль убитого иранского ученого-ядерщика Ахмади Рошана на месте проведения саммита Движения неприсоединения, 28 августа 2012 года, Тегеран, Иран

Фото: Kaveh Kazemi / Getty Images

Но неспособность «Моссада» предсказать и предотвратить кровопролитие в октябре 2023 года рискует перечеркнуть все пиар-победы «Моссада» последних лет. Ее бывший глава разведслужбы Эфраим Галеви признал: по всей видимости, израильские военные и разведка не имели ни малейшего представления о готовящемся нападении — и даже не подозревали, что у ХАМАС есть такое огромное количество ракет для массированного обстрела. Более того, впервые палестинским боевикам удалось проникнуть настолько вглубь страны. «Это немыслимо, мы не ожидали, что они будут настолько эффективны… К сожалению, их операция была весьма успешной и хорошо скоординированной», — заявил бывший разведчик.

Для всей системы это стало сейсмическим шоком

Эфраим Галевибывший директор «Моссада»

Атака 7 октября, число жертв которой уже сравнивают с холокостом, нанесла огромный репутационный урон не только израильской разведке, но всему государству. «Для Израиля это стало стратегическим сюрпризом, несмотря на все имеющиеся у него высокие технологии, оружие, шпионские программы и всемирно известную разведку. Израиль больше не способен обеспечивать безопасность своего народа, и от этого будет трудно оправиться», — с горечью признал Дэниел Леви, бывший участник мирных переговоров Израиля с палестинцами.

Похороны палестинского ученого и преподавателя Университета Куала-Лумпура — Британско-Малазийского института Фади Мохаммада аль-Батша, который был застрелен 21 апреля 2018 года в столице Малайзии Куала-Лумпуре

Похороны палестинского ученого и преподавателя Университета Куала-Лумпура — Британско-Малазийского института Фади Мохаммада аль-Батша, который был застрелен 21 апреля 2018 года в столице Малайзии Куала-Лумпуре

Фото: Chris Jung / NurPhoto / Getty Images

Произошедшее окрестили худшим провалом израильской разведки с войны Судного дня 1973 года — правда, тогда агентура перехватила данные о готовящемся нападении арабской коалиции, но правительство Голды Меир приняло решение не наносить упреждающий удар. В руководстве страны пообещали, что проведут внутреннее расследование уже после выполнения главной боевой задачи — полного уничтожения ХАМАС как организации.

Весьма вероятно, «Моссаду» предстоит крайне неприятный «разбор полетов», череда внутренних перестановок и серьезный пересмотр работы, чтобы вновь вернуть себе статус самой успешной разведки мира