22.07.2024

Кадр: фильм «Военный трибунал по делу о мятеже на «Кейне»»

После внеконкурсной премьеры на Венецианском кинофестивале в сети вышел последний фильм Уильяма Фридкина «Военный трибунал по делу о мятеже на «Кейне»». «Лента.ру» рассказывает о прощальной пощечине, которую отвесил современному миру ушедший из жизни в августе автор «Французского связного» и «Изгоняющего дьявола».

Декабрь 2022-го. Филип Квиг (Кифер Сазерленд), командир военного судна «Кейн», разминирующего Персидский залив, отстранен от руководства лейтенантом Стивеном Мариком (Джейк Лейси), своим заместителем. Смещение капитана расценено как мятеж, и по этому делу созывается судебное заседание во главе с Лютером Блейкли (Лэнс Реддик). Квиг выступает в качестве одного из свидетелей, а на скамье обвиняемых сидит Марик. Защищать его в спешном порядке назначен лейтенант Барни Гринвальд (Джейсон Кларк), которому навязанная ему функция явно не нравится. Тем не менее он медленно и неумолимо выстраивает линию защиты, согласно которой обвиняемым фактически становится ветеран Квиг. Согласно линии Гринвальда, командир — неуравновешенный параноик, годами издевавшийся на командой, а во время шторма отчитывавший членов команды за незаправленную рубашку.

Как и полагается великому режиссеру, Уильям Фридкин всегда знал толк в провокации

Две его классические и самые известные работы — «Французский связной» и «Изгоняющий дьявола» — производили на зрителя ошарашивающий эффект. Впечатляют они и сегодня: «Связной» — бешеной грязной энергией, «Изгоняющий дьявола» — тем, как классическую форму киноромана разъедает даже не мистическая составляющая, а тотальная двусмысленность. После кончины режиссера, не дожившего нескольких недель до венецианской премьеры своего нового фильма, авторы некрологов столкнулись с теми же сложностями, которые преследовали критиков на протяжении всей карьеры Фридкина. Почтенный патриарх Нового Голливуда нагло выпирал из любых рамок, в которые его пытались поставить, и до самого конца не разучился поражать, раздражать и попросту бесить. В конце концов вспомним, что в его предпоследнем фильме «Киллер Джо» Джина Гершон делала минет куриной ножке, приставленной к ширинке Мэттью Макконахи. Последний, кстати, обязан именно этой роли той невероятной перезагрузке карьеры, которая чуть позднее привела его к «Оскару» и «Интерстеллару».

Но сейчас речь не о Макконахи, а о «Военном трибунале по делу о мятеже на «Кейне»». Это громоздкое казенное название принадлежит классической пьесе Германа Воука, написанной им на основе собственного романа «Бунт на «Кейне»». Материалом для этих текстов стала служба Воука на Тихоокеанском театре военных действий во время Второй мировой войны. Роман и пьеса уже были экранизированы: один раз — в 1954-м, с Хамфри Богартом в роли Квига, второй фильм для телевидения в 1988-м поставил Роберт Олтмен. Фридкин к этому материалу подступался уже довольно давно, а монтаж успел закончить совсем незадолго до ухода из жизни. И это, конечно, эффектная и удобная для аналитиков финальная точка. С одной стороны, «Военный трибунал» красиво замыкает околотеатральные картины мастера — его вторым фильмом была «Вечеринка в день рождения» по Гарольду Пинтеру, а в 1997-м он переснял «12 разгневанных мужчин». С другой — самый последний кадр фильма, где один из героев получает залп виски в лицо, так и хочется истолковать в духе прощального проклятия строптивого мастера. И тем более к этому располагает тот факт, что картина сделана настолько гладко и прозрачно, что если бы Фридкин дожил до ее премьеры, говорить было бы еще труднее.

«Военный трибунал по делу о мятеже на «Кейне»» — классическая, демонстративно минималистичная судебная драма. На протяжении ста с небольшим минут десяток героев (главных — вдвое меньше) располагается в двух комнатах и одном коридоре

Большую часть времени камера не покидает небольшого зала суда. Само действие — свидетели в кителях сменяют друг друга, один перекрестный допрос следует за другим, время от времени вопросы задает судья в исполнении Лэнса Реддика, памяти которого фильм посвящен. С точки зрения работы с изображением здесь тоже никаких излишеств: несколько картин маринистов на стенах, простые стулья, показательно телевизионная фактура кадра. Тем более очевидно в этих условиях режиссерское мастерство, которого Фридкин не растерял и под занавес творческой биографии.

Поначалу протокольная манера съемки постепенно закручивает напряжение. Ритм задает чередование верхних и нижних ракурсов, затем в фокусе внимания оказываются речевые характеристики. Защитник, укладывающий на лопатки сторону обвинения, делает это яростно, но будто бы с неохотой. Выставленный психопатом Квиг в исполнении Кифера Сазерленда сыгран и снят с неподдельным сочувствием. По мере нарастания напряжения свидетели принимают все более напряженные позы, а место для дачи показаний начинает напоминать электрический стул.

Материалы по теме:

Разумеется, это во многом актерское кино. Для Сазерленда и Джейсона Кларка «Военный трибунал» — это, конечно, не главные роли в карьере, но точно одни из лучших за последние годы. Эти два артиста — проводники той самой двусмысленности, неоднозначности оценок, на которых стоит фирменный зубастый гуманизм Фридкина.

Явная стесненность в средствах, демонстративная строгость и скромность этой постановки в итоге работают ей на пользу. Это кино, которое ни за что не агитирует, а работает как сухая и точная отрезвляющая пощечина — жест (вне зависимости от мемориальных надстроек) крайне своевременный по отношению к зрителю в любой части современного мира.

Фильм «Военный трибунал по делу о мятеже на «Кейне»» вышел на Amazon Prime Video