29.02.2024

В Башкирии начались суды над торговцами кондитерским маком, которых обвинили в распространении наркотиков. В кондитерском маке всегда есть незначительные примеси наркотических веществ — на этот счет правительство России даже выпустило специальное постановление, которое выводит эту продукцию из-под антинаркотического законодательства. Однако оперативников МВД это ничуть не смутило: именно из-за этих микроскопических примесей законопослушные предприниматели в одночасье превратились в наркоторговцев. При этом сами обвиняемые считают, что в их случае уголовное преследование — это месть местного криминального авторитета по кличке Дима Хохол, который хотел обложить их данью и против которого они дали показания. Подробности башкирского «макового дела», которое может стать опасным прецедентом и запустить волну репрессий в отношении предпринимателей, выяснял корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин.

4 декабря 2021 года оперативники Управления по контролю за оборотом наркотиков МВД по Республике Башкортостан в городе Октябрьский на Кооперативной улице задержали молодого человека, у которого изъяли наркотики — кодеин и морфин. По официальной версии, задержанного Андрея (имя изменено) выдала внешность, которая говорила об употреблении запрещенных веществ.

После задержания он не стал отрицать, что приобрел наркотики, и согласился показать дилеров. В результате 11 декабря полицейские задержали шесть человек, которые «наладили распространение наркотических средств (кодеина и морфина) в городах Октябрьский и Туймазы Республики Башкортостан».

Материалы по теме:

По версии следствия, преступления совершали две семейные пары: Алексей Кашичкин и Альбина Загидуллина — в Октябрьском, Гюзелия и Васим Султангировы — в Туймазах. С ними действовали давние партнеры — Ильяс Мингазов и Наталья Белан. Их задержали оперативники по особо важным делам Управления по контролю за оборотом наркотиков МВД по Республике Башкортостан.

А уголовное дело по статье 228.1 УК РФ («Незаконный оборот наркотических средств») возбудило Управление по расследованию организованной преступной деятельности Следственной части республиканского МВД: принято считать, что там служат самые опытные и заслуженные работники полиции Башкирии.

Чуть позже выяснится, что за этими «торговцами наркотиками» следили несколько месяцев: еще в марте 2021 года решением суда их телефоны были взяты на прослушивание, и задержание стало следствием длительной оперативной разработки, в которой принимали участие десятки сотрудников полиции

Тем удивительней выглядят цифры, сопровождавшие это дело: вес изъятого в результате спецоперации морфина составил 0,0131625 грамма (чуть больше одной сотой грамма), а вес изъятого кодеина — 0,00468 грамма (пять тысячных грамма).

Такими цифрами хорошо хвастаться молодому участковому, но оперативникам по особо важным делам и следователям, расследующим организованную преступную деятельность, оглашать эти цифры несколько странно. Разгадка проста: на самом деле эти две «объединенные единым преступным умыслом группы торговцев наркотиками» продавали… кондитерский мак. Причем продавали его официально, через магазины.

Фото: Сергей Мальгавко / ТАСС

При обысках у предпринимателей изъяли в общей сложности почти 700 килограммов мака, который был упакован в пакеты для розничной торговли или в мешки с надписью «Мак пищевой кондитерский». Экспертиза установила, что заводская упаковка продукта нарушена не была.

К маку прилагались сертификаты соответствия и договоры купли-продажи. Однако в этих мешках, по заключению экспертов МВД Башкирии, содержалось 14 граммов кодеина и чуть больше 36 граммов морфина. Это не дотягивает даже до особо крупного размера, но дает особо тяжкий состав преступления, поскольку действовала группа лиц по предварительному сговору.

Этот прием давно известен юристам: в уголовное дело записывают общий вес изъятого вещества, и он выглядит страшно — сотни килограммов. А о том, что в этих сотнях килограммов самого наркотика — доли процента, скромно умалчивают, чтобы показатели выглядели лучше

Руслан Нагиевадвокат

Стоит отметить: Управление по контролю за оборотом наркотиков республиканского МВД занимается особо крупными размерами. Для кодеина это — свыше одного килограмма чистого вещества, для морфина — свыше 100 граммов.

Изъятие тысячных долей грамма оперативниками аппарата МВД — это стрельба из пушки по воробьям. Суд даже не стал брать задержанных под стражу из-за незначительности объемов запрещенных веществ, всех фигурантов отправили под домашний арест.

За мак — на зону

В начале XXI века российские правоохранительные органы, особенно Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), выделенная из МВД в самостоятельную службу, стали очень активно привлекать к уголовной ответственности пенсионеров, которые выращивали мак на приусадебных участках.

Формальные поводы были вполне законны: мак относится к наркосодержащим растениям, и его культивирование строго регламентировано. Но фактически в российских широтах, при недостатке солнца, цветы мака не набирают наркотических свойств. Зато в кондитерском производстве мак традиционно пользуется огромным спросом.

Фото: Hartmut Schmidt / imageBROKER.com / Globallookpress.com

Семена мака — это лакомство, любимое многими детьми, и бабушки нередко выращивали цветы специально для внуков. Однако примеров уголовных дел из-за мака немало: так, в 2009 году в Тюменской области 69-летняя жительница села Воробьево была приговорена к трем годам лишения свободы условно — на ее огороде оперативники ФСКН нашли 87 цветков мака снотворного.

Причем осужденная не продавала мак, не культивировала его и уж тем более не перерабатывала в наркотики: цветы просто росли в огороде, пока не попались на глаза бдительному оперативнику ФСКН. И то лишь потому, что участок, принадлежавший пожилой женщине, был обнесен не глухим забором, а сеткой-рабицей.

Уголовная ответственность по статье 231 УК РФ «Незаконное культивирование растений, содержащих наркотические средства» наступает независимо от цели выращивания. Если растение внесено в перечень правительства РФ как наркосодержащее — его выращивание становится уголовным преступлением. При этом формального запрета на продажу семян цветов мака нет, а отличить разные сорта может только специалист

Руслан Нагиевадвокат

Особую известность получило так называемое «маковое дело», или «дело эксперта Ольги Зелениной». В 2010 году предприниматель Сергей Шилов импортировал из Испании 42 тонны высококачественного кондитерского мака. Товар шел через Брянскую таможню, и там на него обратили внимание сотрудники местного управления ФСКН.

Изъяв пробы, они провели экспертизу и выяснили, что на поверхности семян мака содержатся морфин (0,00069 процента) и кодеин (0,00049 процента). Проведя нехитрые математические расчеты, оперативники пришли к выводу, что Шилов ввез в Россию не 42 тысячи килограммов кондитерского мака, а 295 граммов морфина и 205 граммов кодеина.

Сергей Шилов

Сергей Шилов

Кадр: Телеканал ТОЛК / YouTube

Тогда Шилов за свой счет обратился в Пензенский НИИ сельского хозяйства для независимой экспертизы, которую провела кандидат сельскохозяйственных наук Ольга Зеленина. Она пришла к выводу, что наркосодержащие примеси образуются естественным путем и отделить их технически невозможно.

Уголовное дело было прекращено, однако вся партия мака, ввезенная грузовиками через Беларусь, была уничтожена. Впрочем, на этом история «макового дела» не закончилась.

В шаге от пожизненного

Два года спустя, в 2012 году, на подмосковном складе Сергея Шилова оперативники ФСКН обнаружили новую партию кондитерского мака — уже 200 тонн. Предприниматель, его брат Владимир и сын Роман были арестованы, а 15 августа в Пензе была задержана и 55-летнняя эксперт Ольга Зеленина.

Ее обвинили по статье 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями»): согласно фабуле дела, в 2010 году на основании ее заключения следствие было введено в заблуждение и незаконно прекратило уголовное преследование Шилова. Дело 2010 года не просто возобновили, но и соединили с новым.

Ольга Зеленина

Ольга Зеленина

Кадр: Natalia Demina / YouTube

Причем кроме торговли наркотиками всем 13 обвиняемым также вменили контрабанду запрещенных веществ и создание организованной преступной группы. Задержание авторитетного ученого вызвало широкий общественный резонанс: в защиту Ольги Зелениной вступили многие общественные деятели, после чего ее перевели из СИЗО под домашний арест.

Следствие продолжалось больше двух лет, и только в 2014 году уголовное дело направили в Московский городской суд. Но тот переадресовал его в Брянск — по месту совершения преступления. Брянский областной суд в январе 2015 года вернул дело прокурору для устранения препятствий в слушании.

В октябре дело вновь поступило в суд — и вновь было возвращено, так как недостатки устранены не были. В июне 2016 года дело поступило в Брянский суд в третий раз — уже после ликвидации ФСКН. Поскольку статья о контрабанде наркотиков предусматривала пожизненное лишение свободы, обвиняемые заявили ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных.

18 декабря 2018 года присяжные единогласно вынесли оправдательный вердикт: в действиях обвиняемых состава преступления не было

Так «маковое дело» стало знаковым — здравый смысл возобладал. В МВД, которое видело позор ФСКН, долгое время уголовные дела по кондитерскому маку не возбуждались. Как отмечает в беседе с «Лентой.ру» адвокат Равиль Тугушев, одним из результатов «дела Ольги Зелениной» стало внесение изменений в нормативные акты.

Постановлением правительства РФ от 2020 года было признано, что в кондитерском маке обязательно есть следы наркотических веществ, но их не должно быть больше 0,6 процента от веса семян. То есть в килограмме семян допустимо расчетное содержание наркотика в шесть граммов.

Однако в МВД предпочитают не обращать внимания на постановление правительства, ссылаясь на то, что морфин и кодеин включены в перечень наркотических средств, утвержденных единой конвенцией о наркотических средствах от 1961 года, а потому подлежат всем мерам контроля, применяемым к наркотическим средствам, в том числе уголовно-правовым

Руслан Нагиевадвокат

Эволюция ограничений

Сегодня даже самые консервативные борцы с наркотиками признают, что извлекать наркотики из пищевого мака — занятие хлопотное и малоэффективное. По этой причине уже много лет такой мак (да и цветы мака) выпали из поля зрения правоохранительных органов.

С 1966 по 2007 год в СССР действовал ГОСТ 12094-66 (с 1976 года — 12094-76), по которому содержание следов наркотических веществ в кондитерском маке не должно было превышать три процента (30 граммов на один килограмм), а содержание примесей — 15 процентов.

С 2007 года действует ГОСТ 52533-2006, вообще исключавший следы наркотических веществ и примесей (эта позиция была введена по настоянию ФСКН), а в 2010 году текст был слегка изменен: уточнялось, что содержание следов наркотических веществ и примесей определяется постановлением правительства РФ.

Постановлением правительства РФ №№101 от 6 февраля 2020 года определено, что содержание примесей и следов наркотических веществ (кодеин, морфин, орипавин, тебаин) в сухом маке не должно превышать 0,6 процента (шесть граммов на один килограмм). Последняя версия ограничений, с точки зрения ученых и пищевиков, наиболее оптимальна.

Однако не секрет, что наркоторговцы пользуются любыми лазейками в законодательстве, чтобы придать видимость легальности ввозу наркотиков. Один из распространенных способов — увеличение доли примесей маковой соломки в кондитерском маке.

Были случаи, когда в заводских пакетах с пищевым маком встречалось до 50 процентов коробочек и стеблей, что делало товар непригодным для пищевой промышленности, но выгодным для наркоторговцев. Однако барьер таким поставщикам поставили российские предприниматели: им чистота товара гораздо важнее. Сейчас через границу маковая соломка под видом пищевого мака почти не идет.

Месть смотрящего

Уголовные дела против Алексея Кашичкина, Альбины Загидуллиной, Ильяса Мингазова, Натальи Белан, Гюзелии и Васима Султангировых было возбуждено в январе 2022 года — через месяц после задержания «наркозависимого покупателя». Им вменили торговлю наркотиками группой лиц по предварительному сговору.

Основанием стали результаты длительного проведения комплекса оперативно-розыскных мероприятий и итоги экспертиз, которые показали, что в изъятом кондитерском маке содержится около 0,06 процента морфина и 0,025 кодеина, а суммарно — менее одной сотой процента следов наркотиков.

Это в 100 раз меньше порога, с которого, согласно постановлению правительства России, начинается уголовная ответственность. В день возбуждения эта максима в законодательстве уже была прописана, поэтому понятно, что просто так это уголовное дело появиться не могло.

Обвиняемые говорят, что это месть за их принципиальную гражданскую позицию. Дело в том, что все они проходили потерпевшими по другому уголовному делу — о вымогательстве.

Причем рэкетиры, кроме угроз физической расправой, грозили им привлечением к уголовной ответственности

Все началось в 2018 году, когда из колонии освободился 27-летний криминальный авторитет Дмитрий Печенкин, известный как Дима Хохол. Он сразу же приехал в город Октябрьский и объявил себя смотрящим за западными районами республики от воров в законе. Затем собрал вокруг себя группировку из ранее судимых и занялся рэкетом — сбором средств в воровской общак.

Первыми его жертвами стали предприниматели, торгующие водкой и пищевыми продуктами. Среди них были Альбина Загидуллина и ее муж Алексей Кашичкин, Ильяс Мингазов, а также Гюзелия и Васим Султангировы.

Кошмар начался в 2019 году. В ноябре к нам домой приехал Дима Хохол и потребовал половину всех доходов. Причем он угрожал тем, что убьет детей, сожжет машины, а нас с мужем просто посадит. Мы знали, что он поставлен ворами, и реально его опасались

Альбина Загидуллинав интервью «Ленте.ру»

По словам мужа Альбины Алексея Кашичкина, 15 декабря 2019 года к ним пришла партия кондитерского мака. А уже на следующий день в их двор забросили бутылку с соляркой — к счастью, не зажженную. Им сразу же позвонили и потребовали деньги — половину от всей выручки.

Причем звонивший точно знал, сколько супруги планировали заработать. Аналогичная ситуация сложилась в Туймазах: с Султангировых также требовали половину доходов в общак, угрожая уничтожением имущества, физической расправой и уголовным преследованием.

Привет из колонии

С того дня жизнь башкирских предпринимателей превратилась в кошмар — рэкетиры регулярно появлялись у них и у их партнеров, а также всячески демонстрировали свою осведомленность о делах коммерсантов. Каждый раз вымогатели требовали половину доходов и не хотели слушать никаких возражений.

Мы бы и готовы были платить за крышу, но разумные деньги, а не работать себе в убыток. Уже в феврале-марте нам стало ясно, что бизнес надо сворачивать и искать работу, чтобы только выскочить из этой кабалы

Васим Султангировв интервью «Ленте.ру»

Между тем в июне 2020 года смотрящего Печенкина и его группировку задержали сотрудники полиции: кто-то сообщил о вымогательстве, полицейские проанализировали телефонные переговоры и вычислили всех потерпевших от банды Димы Хохла. Султангировых, Кашичкина и Загидуллину вызвали в полицию и допросили.

По словам Алексея Кашичкина, следователь знал почти все — отпираться было глупо, да и желания не было. Торговцы обрадовались, что этот кошмар кончился, и поверили в правосудие. Но уже в октябре одному из них позвонил неизвестный и передал привет от сидящего Димы Хохла, после чего повесил трубку.

Денежные средства, изъятые в ходе обысков у обвиняемых по башкирскому «маковому делу»

Денежные средства, изъятые в ходе обысков у обвиняемых по башкирскому «маковому делу»

Фото: из материалов уголовного дела

Продавцы кондитерского мака не знали, что пока дело смотрящего Печенкина расследовалось, а они давали по нему показания, наркоконтроль уже начал проверять их деятельность. Как следует из материалов уголовного дела, команду «работать по маку» дал заместитель начальника полиции МВД по республике Башкортостан, полковник полиции Андрей Москвитин.

По словам Сергея (имя изменено), бывшего оперативника башкирского МВД, формально Москвитин сказал, что Дима Хохол обложил данью торговцев наркотиками, которых нужно вывести на чистую воду.

Москвитин дал ряд действительно ценных указаний — показал, что хорошо знает особенности наркоторговли. Мы начали работать, но быстро выяснили, что реального криминала за большинством из тех, кого обложили данью, нет: люди просто торговали продуктами и как огня боялись криминала. Но Москвитин требовал результат любой ценой

Сергейбывший оперативник МВД по Республике Башкортостан

«Нас просто уничтожают»

Когда Дима Хохол и его люди оказались в СИЗО, предприниматели стали возрождать свой бизнес, едва не погубленный вымогателями. Это оказалось трудно: традиционные поставщики уже перестроились, а новых приходилось искать и уговаривать для сотрудничества.

Да и рынок сбыта слегка просел — появились новые игроки, в основном из соседних регионов. Но постепенно ситуация стала выправляться: как говорит Алексей Кашичкин, их конкуренты возили не такой качественный мак, как они с женой.

Отчасти благодаря этому торговцы, пострадавшие от смотрящего, постепенно смогли привести дела в порядок и отдать часть долгов, которые накопились за время противостояния с Димой Хохлом. Но в декабре 2021 года коммерсантов стали задерживать и обвинять в торговле наркотиками.

Мы сначала надеялись, что следователи разберутся — ни за мной, ни за женой, ни за Васимом с Гюзелией криминала реально нет. Но по отношению следователей вдруг почувствовали: нас давят. Хотя Хохол сидит и мы ходим в суд — нас просто уничтожают. Да и люди вокруг смотрят косо — город-то маленький, все про всех знают

Алексей Кашичкинв интервью «Ленте.ру»

Нужно отметить: в материалах уголовного дела в отношении продавцов мака несколько томов занимают результаты прослушивания их телефонных переговоров. Большинство стенограмм, приобщенных к делу следствием, абсолютно нейтральны: речь идет о торговле, звучат слова про мак, про поставки, про договора и договоренности, про стоимость и цены — вполне рыночные, ничего похожего на стоимость маковой соломки.

Однако есть несколько переговоров, которые выпадают из этих рамок, — там как раз слышна и двусмысленность, и какие-то странные намеки на конспирацию.

Козыри следствия

Стоит сразу оговориться, что по «двусмысленным» переговорам эксперты МВД по Башкирии дали заключения: голоса обвиняемых в этих записях не соответствуют контрольным образцам ни по фонетике, ни по строению речи. Иначе говоря, это голоса других людей.

Такие материалы по определению не могут быть приобщены к уголовному делу в качестве доказательств, однако их все же приобщили. В одной из стенограмм таких подозрительных телефонных переговоров фигурирует фраза о «наборе из мака, «колес» [таблеток] и растворителя».

Денежные средства, изъятые в ходе обысков у обвиняемых по башкирскому «маковому делу»

Денежные средства, изъятые в ходе обысков у обвиняемых по башкирскому «маковому делу»

Фото: из материалов уголовного дела

Тут стоит вспомнить про Андрея, задержанного 4 декабря 2021 года — именно он навел оперативников на торговцев кондитерским маком.

У молодого человека изъяли две таблетки димедрола, ампулу сульфакамфокаина и бутылку растворителя, которые не стали отправлять на экспертизу. Однако они попали в протокол, а в материалах уголовного дела стали фигурировать полгода спустя, в мае 2022 года.

По словам задержанного Андрея, и таблетки, и ампулу, и растворитель ему продали именно предприниматели. Алексей Кашичкин говорит, что из всего этого набора они с супругой торговали лишь растворителем — и это совершенно законно.

Да, мы продавали растворитель. Но мы предприниматели, и обязаны ориентироваться на спрос покупателей. Кроме того, закон не запрещает им торговать

Алексей Кашичкинв интервью «Ленте.ру»

Нары для полковника

Между тем, вспоминает бывший оперативник башкирского МВД Сергей, полковник Москвитин давил на следователей. Те говорили, что на пищевом маке дело развалится, что нужны реальные наркотики, но Москвитин убеждал, что все будет хорошо, главное — «закрыть» (посадить) торговцев.

Тогда эта странная настойчивость меня впервые насторожила. Получалось, что Дима Хохол обещал посадить предпринимателей — и того же самого требовал Москвитин. При этом полковник специализировался на общеуголовных организованных преступных сообществах, к которым как раз и относилась группировка смотрящего

Сергейбывший оперативник МВД по Республике Башкортостан

В то время главой МВД Башкирии был Роман Деев, генерал-майор (позже — генерал-лейтенант) полиции. Он был назначен на этот пост 1 мая 2017 года, а ранее, с 2012 года, занимал должность начальника управления МВД по Забайкальскому краю. Все эти годы полковник Андрей Москвитин был его подчиненным.

В Забайкалье Москвитин занимал пост начальника управления по борьбе с оргпреступностью общеуголовной направленности и часто докладывал непосредственно Дееву. По отзывам сотрудников, отношения у них были достаточно крепкие. Во всяком случае, в 2019 году Деев забрал Москвитина в Башкирию, на должность замначальника полиции по оперативной работе.

Глава МВД Башкирии Роман Деев, 2017 год

Глава МВД Башкирии Роман Деев, 2017 год

Кадр: Министерство внутренних дел по РБ / YouTube

Любопытно, что именно после того, как Москвитина перевели в Уфу, в городе Октябрьский появилась ОПГ Димы Хохла, которая пыталась обложить данью продавцов кондитерского мака. А после задержания участников этой ОПГ Москвитин сначала дал команду проводить разработку в отношении продавцов кондитерского мака, а 16 декабря 2021 года приказал возбудить в отношении них дело.

В то время Москвитин исполнял обязанности заместителя министра — был высшей инстанцией для вынесения такого решения без всяких согласований. Однако 9 июля 2022 года полковника задержали в его рабочем кабинете в здании управления МВД по Башкирии.

Андрей Москвитин во время заседания Забайкальского краевого суда в Чите

Андрей Москвитин во время заседания Забайкальского краевого суда в Чите

Кадр: ГТРК Чита / YouTube

Москвитина этапировали в Читу и приговорили к 11 годам лишения свободы за коррупционное преступление: он получил от предпринимателя-китайца взятку в виде квартиры. Этот приговор уже вступил в законную силу. А в ноябре того же 2022 года в отставку ушел начальник Москвитина, 56-летний глава МВД Башкирии Роман Деев.

В ожидании суда

Фигуранты нового «макового дела» из Башкирии не похожи на наркоторговцев: это обычные люди 45-50 лет, которые характеризуются положительно и никогда не были замечены даже в злоупотреблении алкоголем, не то что в торговле наркотиками. Изъятый у них мак приобретался законно как пищевой (кондитерский) и имеет все необходимые сертификаты.

При этом содержание следов наркотиков в нем значительно меньше максимально допустимого постановлением правительства РФ, причем по заключению экспертов МВД. Однако уголовное дело есть: как оказалось, юридический казус «дела эксперта Зелениной» не устранен до сих пор, хотя многие годы считалось иначе.

Октябрьский районный суд Республики Башкортостан, который рассматривает башкирское «маковое дело», оказался в сложной ситуации: следствие утверждает, что было продано 14 граммов кодеина и 36 граммов морфина — и подсудимые этого не отрицают.

Но они продавали не наркотики, а мак с их следами — то есть умысла на наркоторговлю у них не было. И доказательств обратного в деле нет

При этом 25 сентября, во время заседания в Октябрьском суде, была допрошена эксперт Минюста, подписавшая товароведческую экспертизу по изъятому у торговцев маку. Она прямо признала, что фактически экспертизу не проводила, списав данные предыдущих физико-химических экспертиз по тому же делу.

К слову, сегодня в Уфе слушается еще одно, третье дело в отношении продавцов кондитерского мака, и набор доказательств в нем абсолютно идентичен башкирскому. И очень похоже, что в российской правоохранительной системе эти дела формируют новую и весьма тревожную тенденцию.

***

9 октября Верховный суд РФ будет рассматривать вопрос об исключении снотворного и кондитерского мака из перечня растений, культивирование которых запрещено. Уже известно, что МВД против этого возражает и намерено отстаивать свою позицию до конца.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: [email protected]